Москва, Ломоносовский проспект, д.4, корпус 1
+7 (499) 500 96 69
Понедельник-пятница: 09:00-20:00 Суббота-воскресенье: 11:00-17:00

Классика России дайверской.

11.06.2009, Четверг Просмотров: 175
«Плавание с аквалангом - всемирно популярное увлечение, переполненное техническими инновациями и невероятными приключениями. Ряды отважных исследователей подводного мира множатся день за днём. Здесь рады всем и каждому отважному исследователю подводного мира. Но если кто-то начнёт пугать Вас непреодолимыми трудностями и возможными проблемами, не слушаете их. Дайвинг – всего лишь разновидность расслабленного отдыха, где всегда можно встретить людей, переполненных забавными жизненными историями, неповторимыми дайверскими шутками, кажущимися кому-то трагикомичными, иногда нереально весёлыми, с «перчиком», но всегда по делу и к месту. Мы рады познакомить вас с одним из них. Это легендарный Петрович – эталон инструкторской опытности, кладезь дайверской мудрости, Гоголь и Жванецкий в одном лице из мира дайвинга – классик России дайверской. Читайте, смейтесь, плачьте до слёз и не забывайте об опасностях подводного плавания,» - Андрей Бизюкин.

*****

Техника безопасности подводного плавания набила оскомину не одному поколению подводников, но эта тема до сих пор продолжает оставаться краеугольным камнем подводного плавания, ибо несчастные случаи под водой продолжают происходить с фантастическим постоянством. Данный материал не более чем еще одна попытка посмотреть на технику безопасности здоровым, трезвым взглядом, не лишенным юмора.

Все несчастные случаи полностью вымышлены, любые совпадения с инициалами людей являются чистой случайностью.

История первая.

Однажды, сидя с приятелем в баре и планируя глубоководное погружение на следующий день, мы были прерваны неким странным Homo Sapiens. Данный субъект поразил нас не только своим амбрэ, сильно исходившим от него, но и еще и невероятно трагичной историей, поведанной нам в надежде на то, что для успокоения мы угостим его стаканчиком портвейна. Неизвестный поведал нам о преждевременной кончине своего друга-водолаза в силу ЧП, провалившегося на глубину. Больше всего наше воображение взбудоражили кеды, торчавшие из трехболтового шлема после подъема тела на поверхность. Нам тут же вспомнилось одна очень правдивая история о нашем также безвременно усопшем товарище в районе мыса Ая.

Некий подводник М. был достаточно образованным человеком, трепетно относившимся к основам безопасности под водой, поэтому прежде чем броситься в бездну он потратил немало времени и усилий на освоение навыков и знаний, которые, как казалось ему, должны были оградить его под водой от чего угодно. Параллельно шла подготовка к погружению. Готовиться к своему решающему броску в бездну он начал задолго, и первым шагом к подвигу была забивка спарки воздухом. После чего оная долго и тоскливо стояла в гараже под завязку забитая. За это время воздух, находившийся в спарке, по никому не известной причине расслоился на кислород и азот. К слову будет сказано, что над этим парадоксом уже в течение нескольких лет бьется лаборатория кафедры высоких давлений и газов одного солидного НИИ. Естественно, что кислород, будучи более тяжелым газом, оказался на дне, что видимо, и послужило началом череды страшных трагедий.

То роковое утро выдалось удивительно солнечным и тихим, ничто не предвещало беды. Однако бесстрашного ныряльщика М. терзали смутные сомнения. Отбросив их волевым усилием, он в последний раз проверил свой план погружения и конфигурацию снаряжения, после чего нога героя ступила на палубу бота, который и доставил его к месту последнего броска в бездну. На месте погружения ныряльщика охватило сладостное успокоение; бездна звала его. Последние 10 минут на поверхности ушли на одевание снаряжения и его последнюю проверку. Профиль погружения, многоступенчатая декомпрессия, следовавшая за ним, были идеальны. Сам М., обмотанный пучками шлангов и обвешанный баллонами, как виноградная лоза, выглядел вполне брутально, хоть и немного смахивал на пришельца с другой планеты. Капитан бота, обменявшийся с М. знаками «ОК», после входа в воду был последним, кто видел нашего героя живым. М. , глубоко осознавая всю ценность данного исторического момента, величаво поднял левой рукой инфлятор на уровень глаз и медленно выпустил воздух из компенсатора.

Начитанный и хорошо теоретически подкованный М. выбрал тактику погружения в позе «бегущего оленя», но М. не знал, что воздух в его спарке давным-давно расслоился и азот находится в верхней части баллонов. Поэтому уже с первых секунд погружения М. почувствовал симптомы гипоксии. Азотный наркоз при этом успел развиться на меньшей глубине, чем это планировал ныряльщик. Однако М. нашел в себе силы и мужество произвести критический анализ ситуации, и в состоянии глубокого наркотического опьянения его озарила истина о расслоении воздуха в спарке, после чего покойный принял роковое решение перевернуться головой вниз. Кислород в спарке перетек к винтелям и на глубине 40 метров М. испытал на себе 5 АТА парциального давления кислорода, что и послужило основной причиной его физической гибели. Бездна призвала его…

Долго убитый горем лодочник кружил по поверхности вокруг того места, где он видел последние пузыри, в надежде увидеть на поверхности морковное пятнышко декомпрессинного буя. Все усилия его оказались тщетны. Ночью «Бухта знаков» узнала о страшной трагедии. Многие смелые подводники отправились на поиски тела коллеги, но это желаемых результатов не принесло.

Мы появились в этих местах дней через 10 после трагедии и подключились к поискам. День за днем мы кропотливо «шкурили» каждый миллиметр дна в надежде найти погибшего, при этом глубины наших погружений намного превышали любые нормативы безопасности. На восьмой день поисков мы наткнулись на останки М. Увиденное ужаснуло нас! Мы мгновенно поняли, почему столько времени ушли на поиски. Потерявший сознание на сорока метрах М. еще много десятков метров падал вниз, не производя необходимой поддувки сухого костюма и компенсатора плавучести, что и привело к чудовищному обжатию тела. Тело М. было полностью вжато в маску, из которой торчали только ласты покойного. Спарка и стейджи лежали на дне, шланги регуляторов и сухого костюма уходили в маску. Мы перевернули маску и заглянули в нее. Из-под линз, размазанные по всему диаметру, на нас с укором смотрели глаза покойного! Огромным усилием воли мы сохранили самообладание и извлекли тело и снаряжение на поверхность.

Однако череда трагедий на этом не окончилась. Вскрытие показало, что смерть наступила в результате сильнейшего кислородного отравления. Но из спарки в ее стоящем положении шел только чистый азот. Специалисты догадались о расслоении воздуха и в течение пяти дней трясли тяжеленную спарку, чтобы размешать кислород и азот, но успехов эта затея не принесла. Поэтому решили газ, находящийся в спарке, стравить через вентиль. Пока из спарки выходил только чистый азот, все было хорошо. Но, когда азот закончился и пошел кислород, произошел страшный взрыв. Спарка предназначалась для использования под воздух и не имела должной кислородной очистки, что привело к гибели еще восьми человек в результате взрыва.

Давайте критически посмотрим на этот несчастный случай и на те ошибки, которые были совершены при погружении. Во-первых, всегда проверяйте химический состав дыхательной смеси перед погружением. От этого зависит ваша жизнь! Производите должную обработку и освидетельствование снаряжения для подводного плавания. И, наконец, не храните по нескольку лет забитые баллоны. Но самое главное, что героизм и подводное плавание - самые несовместимые вещи!

История вторая.

Этот недавно произошедший трагический случай вызвал глубокое потрясение у всей ныряющей общественности. Дело было так. Ныряльщик Бутько проходил обучение азам технического дайвинга в самых затерянных около экватора уголках нашей планеты. Температуры тропических морей оказали пагубное влияние на представление Бутько о безопасности. Поэтому, оказавшись в родных краях, Бутько стал планировать свои глубоководные подвиги, опираясь на опыт, полученный в теплой воде. Все началось с того, что Бутько заметил пропажу резинки, удерживающей регулятор на шее. Автоматически поднялся вопрос о ее замене. Когда Бутько посетил специализированный магазин по резинкам для держания регуляторов на шее, демон сомнений начал терзать его, ибо выбор был огромный. Бутько начал вспоминать, что его инструктор нырял с аналогичной резинкой зеленого цвета. И приобрел точно такую же.

Ясным сентябрьским утром Бутько начал осуществлять свой абсолютно грамотно спланированный и технически подготовленный подвиг. В 9-30 утра под величавое шипение и бульканье он покинул поверхность и с ней (как выяснилось позже) этот мир.

В составе спасательной группы мы нашли его очень быстро, буквально на следующий день. Картина, увиденная нами на дне, не только глубоко шокировала, но и удивила нас. Только проведя глубочайший анализ ситуации, мы смогли восстановить череду трагических событий, повлекших гибель Будько: термоклин находился на глубине 35 метров, температура глубинного слоя была действительно 6 градусов. Попав в эту воду, Будько фактически сразу ощутил удушающее действие сжимающейся резинки. И фактически сразу попытался решить проблему, но тщетно. Место трагедии мы нашли по разбросанному на дне снаряжению. Первыми мы нашли стейджи Бутько, недалеко от них лежал свет, чуть левее – грузовая система и ласта, тут же, рядом, на дне лежала вся навесная амуниция, включая спарку, таблички, нож, сухой гидрокостюм, поддевку, маску, плавки и даже нательный крестик. Нужно отдать должное, Бутько мужественно сражался за свою жизнь. Его труп мы нашли обнаженным, закостеневшие пальцы держали резинку, пытаясь оттянуть ее от горла. Позже экспертиза установила, что смерть наступила в результате удушения зеленой резинкой. Бедняга не знал, что резинки такого цвета применяются только в теплых водах с температурой не ниже 25 градусов по Цельсию. В противном случае эта резинка начинает сжиматься, теряя эластичность. Бутько при этом сделал все от него зависящее, пытаясь сбросить с себя мертвую петлю.

Уважаемые технический дайверы! Подбирайте резинки, исходя из фактической температуры воды при вашем погружении! Примерное соотношение цвета резинки с температурой воды: от 27 градусов по Цельсию – зеленые, от 18-27 градусов – серые, от 12-18 – белые, ниже 12 - черные.

История третья.

Этот неординарный трагический случай произошел в Монголии – стране с хорошо развитой инфраструктурой дайвинга, на озере Халхин-Гол. Согласно древней легенде, на дне этого озера лежит легендарный флот Чингисхана, перевозивший в Улан-Батор золото, награбленное войсками завоевателя в степях Поволжья.

В позапрошлом году монитор, принадлежащий Национальному Географическому Обществу Монголия, зафиксировал на дне Халхин-Гола странные предметы. Для того, чтобы пролить свет на тайну, покрытую многовековой пылью и илом, были призваны самые прогрессивные монгольские ныряльщики. Ныряльщики Глубинобатор и Акваланбар были настоящими профи и имели за спиной не одну тысячу погружений. Поэтому к этому историческому моменту готовились кропотливо и педантично. Они имели не только все необходимое для погружения снаряжение, но также взяли с собой лом, топор и чемодан. Если при высадке на грунт версия, что найден легендарный флот Чингисхана, подтвердится, то они смогут посредством лома и топора наковырять в деревянных останках кораблей целый чемодан золота для экспертизы.

В тот судьбоносный и трагический день ныряльщики были полны решимости сыграть свою важную роль в истории. Поэтому, полностью экипировавшись, войдя в воду и обменявшись знаками, они начали стремительное погружение в позе «бегущего джейрана» (не путать с позой «бегущего оленя»). Но таинственные воды Халхин-Гола, известные на весь мир своими термоклинами, не желали расставаться с многовековой тайной. На глубине 60 метров ныряльщиков ожидал основной термоклин, который они не заметили из-за плохого освещения, и на полной скорости врезались в него. Глубинобатор погиб сразу при ударе, т.к. чемодан, который он держал над головой, наделся ему на голову, выбив изо рта вторую ступень регулятора. Голову из чемодана он достать не смог и открыть чемодан, чтобы вставить выпавшую вторую ступень, он тоже не мог, потому что ключи от чемодана были у другого ныряльщика. Акваланбар, весь покалеченный при ударе об термоклин, пытался подползти к задыхающемуся товарищу и вскрыть чемодан ломиком, но так и не смог, потому что у него в восьми местах был сломан позвоночник, семь ребер, перелом основания черепа, тазобедренного сустава и обеих ног. Но самое страшное - при ударе он выбил все зубы и не мог держать регулятор. Несмотря на то, что спасатели, быстро почуяв неладное, бросились на помощь героям, коварные воды Халхин-Гола собрали свою кровавую жатву. Спасателям понадобилось всего 2 минуты, чтобы оказаться на месте трагедии. Глубинобатор был уже мертв, его руки продолжали цепко держаться за чемодан, одетый на голову. Акваланбар еще шевелился, но умер при подъеме на поверхность.

Безусловно, основной причиной гибели ныряльщиков стало превышение скорости при погружении и столкновение с термоклином. Однако также были нарушены инструкции по безопасному погружению с чемоданом. Всегда помните: при погружении в позе «бегущего джейрана» чемодан нужно держать прямо перед собой на прямых руках!

История четвертая.

Следующая история – это еще одна притча о коварстве бездны, благородстве и мужестве людей, а главное о жадности и профессионализме. Ныряльщики Тарас Лобудэнко и Фома Прихотько дружили с детства, сидели на одном горшке, затем за одной партой, затем на одних нарах. Когда в стране началась перестройка, друзья ударились в бизнес и смогли сколотить неплохое состояние на контрабанде семечек. И вот, однажды, тернистая дорога, по которой с детства рука об руку шли друзья, привела их к морю. На теплых берегах теплого моря, друзья были искушены подводным демоном. И, впав в грех СКУБАДАЙВИНГА, друзья утоляли свои греховные страсти в ласковых водах тропических морей.

Однажды друзей посетило адское видение: на поверхности моря появился глубоководный демон. Демон грозно бряцал тяжеленными баллонами, в большом количестве присутствовавшими на его блестящей, черной шкуре, недобро шипел и фыркал, когда его доставали из воды, манил голубоватым, потусторонним светом ( видимо HID Light ), хлопал огромным, красным компенсирующим крылом. Друзья наперегонки бросились к этому загадочному для них существу с Той Стороны, готовые отдать ему свою душу в обмен на то, чтобы иметь возможность демонически кружить в бездне за много десятков метров от поверхности. Демон коварно отказался от их бессмертных душ, взяв в обмен за дар кружить в бездне по 1500 зеленых с каждого. Окрыленные, у того же демона, огромными красными крыльями, друзья еще долго бороздили глубины тропических морей, благодарно повторяя имя окрылившего их демона. Много смелых подвигов совершили друзья. Магические Амулеты, выменянные ими у Демона опять-таки на деньги, надежно оберегали их от злых и недружелюбных Духов Декомпрессии.

Однако друзья сильно тосковали по салу, совсем не произраставшему в тамошних тропических краях. Наконец, неутолимая тоска по салу погнала друзей в родные края. Три дня и три ночи они весело трескали сало, обильно сдабривая его горилкой, вернувшись на родину. Однако тревожные вести, пришедшие из недалекой Таврии, прервали веселое пиршество. Послание гласило о трагический гибели баржи, перевозившей большую партию сала из п. Ая в порт Балаклавы. Судно затонуло во время небольшого шторма на траверзе м. Ая на глубине чуть более 60-ти метров. Ситуация омрачалась небывалым количеством треклятых москаликов, призванных непонятно зачем, для подъема национального достояния со дна моря. Национальная гордость и обида за отечество овладели сердцами двух друзей. Со скоростью молнии упаковали они свое демоническое снаряжение и бросились к месту подъемных работ. Друзья поклялись, во что бы-то ни стало поднять сало на поверхность только своими силами, но когда они прибыли на место, то выяснилось, что сало уже поднято. По городу вальяжно разгуливали гордые москали, довольные собой и успешно выполненной операцией. В глубокой кручине по лаврам, доставшимся только москалям, друзья стали разрабатывать план ответного удара. Свою марку ронять было нельзя.

Друзья долго выпытывали обстановку на месте гибели судна у местных жителей, пока не узнали, что москали по какой-то причине не стали или не смогли поднять один контейнер с салом. Контейнер был сильно поврежден и глубоко провалился в трюм. Сие наполнило сладостным трепетом сердца друзей, и они принялись за разработку плана по подъему последнего контейнера. Еще три дня и три ночи Тарас и Фома в состоянии глубокого транса выпытывали у говорящего камня идеальный план погружения. Еще сутки они шаманили над своими амулетами и всех выспрашивали, как работали москали. Москали работали на воздухе, растамаживаясь при этом с 6-ти метров на чистом кислороде. Друзья решили ни в чем не уступать иноземцам. После своего отъезда москали оставили много полезной шняги: кислородные транспортники, подъемные лифты огромных размеров, декомпрессионную станцию и многое другое.

Наконец настал тот день, когда друзья, загрузив бот всем необходимым, отправились на подъем контейнера. Вся операция была запланирована в два этапа. Первый этап заключался в том, чтобы закрепить подъемные устройства на контейнере, учитывая степень его повреждения и опустить вниз баллоны, из которых будут наполняться подъемные устройства. Второй этап - это непосредственный подъем контейнера на поверхность в сопровождении почетного эскорта. Оба этапа требовали достаточно протяженной экспозиции на грунте, по этой причине на место погружения была навешана декомпрессионная станция, обеспеченная большим количеством баллонов с декомпрессионными смесями, включая чистый кислород. Отточенной шашкой по шматку сала прошел первый этап. Безудержный душевный подъем испытывали Фома и Тарас. Если эта беспрецедентная операция увенчается успехом, то они утрут нос всем москалям.

То утро выдалось солнечным, но ветреным. Свежий западный бриз подгонял бот с отважными ныряльщиками и командой почетного эскорта к месту погружения. Исторический момент близился.

Позади последние проверки, и вот волны смыкаются над головами ныряльщиков. План изящен и прост. Последний термоклин на 37-ми. Капроновый ходовик уходит вниз в темноту. Еще 15 метров, и темнота начинает отпускать размытый абрис судна. Еще 10 метров, и они на месте. 62 метра, там темно и холодно, как в могиле. Ребята мерзли, но продолжали надувать огромные подъемные лифты из голубых «транспортников», никто не знал, что в этих баллонах технический кислород. Сорок минут работы, и сильно измятый сорока тонный контейнер начал медленно подниматься на поверхность. Апофеоз эстетического наслаждения и апогей сексуального возбуждения испытывали ребята, гордость за державу, каждые полминуты очищали они свои маски от непроизвольных слез радости.

На глубине 27-ми метров Фома заметил огромный шмат сала, торчавший из разлома в контейнере. Скрюченными от судороги пальцами, продрогший от холода, он достал изо рта регулятор и вцепился зубами в шмат. Тщетно пытался Тарас оттащить своего товарища от сала. Фома не мог удержаться от пожирания национального достояния. Наконец обглодав и обсосав всю выступающую часть шмата, сильно порезав лицо об края трещины, он достиг глубины 6-ти метров и перешел на кислородную рекомпрессию. В этот момент разыгралась страшная трагедия. Маленький кусочек сала, застрявший между зубов во рту Фомы, взорвался при поступлении чистого кислорода. Весь ужас заключался в том, что от этого взрыва сдетонировал весь сорока тонный контейнер. Мощность взрыва при этом превышала 25 тонн в тротиловом эквиваленте. Взрыв такой огромной мощности поднял в небо несколько сотен килотонн воды в виде торнадо, а окрепший западный бриз отнес смерч в горы, где последний и обрушился на сушу. Селевые потоки устремились к морю, вызвав затопление набережной Балаклавы. Сия трагическая история глубоко потрясла всю прогрессивную ныряющую общественность. Последствия катастрофы оцениваются десятками жизней и миллиардными материальными ущербами.

Петрович.
Источник: Андрей Бизюкин, кандидат медицинских наук, Technical cavediver, инструктор технического дайвинга и подводной фотографии & Петрович