Москва, Ломоносовский проспект, д.4, корпус 1
+7 (499) 500 96 69
Понедельник-пятница: 09:00-20:00 Суббота-воскресенье: 11:00-17:00

<b>Ныряющий Гамлет как культурная веха</b>

20.05.2005, Пятница Просмотров: 52
Уникальный проект создания нового жанра театрального искусства успешно реализуется в Москве. Нечастые спектакли подводного театра собирают самую взыскательную публику российской столицы. Многие ведущие телекомпании мира изъявляют желание произвести съемки того, что еще не имеет названия.
"Этого еще только не хватало! - воскликнет рассерженный и продвинутый поклонник театра.- Только ныряющего Гамлета мы еще не видели!"

И он будет не прав. Автор идеи и творческой концепции подводного театра московский режиссер Александр Куранов поставил в свое время много драматических спектаклей и в Москве, и в Санкт- Петербурге. Но, видимо, душа художника томилась по чему-то иному - возвышенному и необыкновенному.

Как рассказывает сам Александр, неясная идея промелькнула впервые, когда он наблюдал кружение золотых рыбок в каком-то большом аквариуме. Промелькнула, но не забылась.

Можно только гадать о том, как трансформировалась в творческом сознании художника столь неординарная идея, но факт остается фактом - впервые Куранов реализовал модель подводного шоу в 1996 году.

Несколько коротких миниатюр на вечные темы любви, разлуки, радости и печали имели уже тогда огромный успех и восторженную прессу.

Нереальный мир

Перед зрителями разворачивалось действие в толще воды на глубине в 6 метров, где хореография, музыка и свет превращали подводное пространство в некий фантастический, нереальный мир.
Зрелище было столь захватывающим, столь изысканным и эмоциональным, пластика и мимика подводных актеров так точны и выразительны, что каждый сидящий в зале ощущал себя гостем в неведомом доселе мире.

Однако, несмотря на очевидный успех, до создания того театра, о котором мечтал Куранов, было еще далеко. "Рождение и становление нашего театра, - рассказывает он,- это далеко не простой процесс. Столько надо преодолеть трудностей, и технического и творческого порядка, что порой опускались руки".

Первая трудность состояла в том, чтобы отыскать достаточно большой водоем со стеклянной стеной нужных размеров и температурой воды не менее 29 градусов по Цельсию.

Известно, что эксплуатация такого сложного сооружения, как плавательный бассейн, обходится весьма дорого. А если учесть, что вода необходима для репетиций, монтировки декораций, установки света и звука, то арендная плата за все это становилась непосильной.

Вторая трудность заключалась в отсутствии актеров, данные которых соединяли бы драматический талант, пластичность, хореографические способности с умением плавать и долго находиться под водой.

Режиссер обратился к студентам и выпускникам факультета плавания физкультурного института, многие из которых с энтузиазмом поддержали столь необычную идею. Вот с ними-то Куранов и поставил свой первый большой спектакль "Врата ада", сюжет которого выстроил по мотивам скульптурных работ Родена и поэмы Данте "Ад", в музыкальном оформлении использовал музыку известного греческого композитора Вангелиса

Без привычных законов

Счастливцы, попавшие на премьеру этого спектакля, испытали потрясение. И было от чего! Оказавшись перед огромным стеклом, за которым разворачивалось действие, они ощущали себя свидетелями существования параллельного мира.

В нем не существовало привычных для землян законов, в том числе и закона тяготения. Фигуры актеров-пловцов скорее напоминали фигуры космонавтов, парящих в невесомости. Но в отличие от беспомощно-нелепых "космических" движений, пластика исполнителей была гармонична, осмысленна. Она подчинялась уже законам водной стихии, которая и питает это новое искусство, и точной режиссуре постановщика.

К оценке того, что делает Куранов и его уникальная труппа, нельзя подходить с позиций традиционной театральной критики. Фразы типа: "Актер играет тонко, без нажима" в этом случае будут просто неуместны.

Понятно, что от такого действа трудно ожидать подробностей развития сюжета, мелких деталей, скрупулезного психологизма. Видимо, сама нарождающаяся природа этого искусства предполагает большую обобщенность и зрелищность, ибо сама по себе стихия воды обладает большими возможностями эмоционального воздействия на человека.

Кто из нас не вглядывался в эту завораживающую субстанцию, в глубине которой таится так много неизвестного, таинственного и неожиданного?

Только ли "экстремальное искусство"?

Пресса уже окрестила театр под водой "новым экстремальным видом искусства", но, думается, этим определением значение поисков, о которых идет речь, не исчерпывается.

Вот что, например, сказал после просмотра спектакля доктор социологии, академик, профессор Бирмингемского и Манчестерского университетов Теодор Шанин: "Если существует мир фантазии и фантастов, то это принадлежит к этому миру, а не только к миру, который называется Россией. Поэтому, между прочим, если это приживется - а это приживется, я не сомневаюсь, - то приживется не только в России. Это очень важная веха в развитии культуры!"

А что рассерженный и продвинутый поклонник театра? Он все же выражает сомнения. Московский стилист Алексей Кораблев в оценке более осторожен: "Все это, конечно, впечатляет, но думаю, что дело ограничится неким разовым шоу".

Справедливости ради стоит отметить, что положительных откликов в печати и среди зрителей - большинство.

Валерий Попов
обозреватель "Новой газеты", для bbcrussian.com