Москва, Ломоносовский проспект, д.4, корпус 1
+7 (499) 500 96 69
Понедельник-пятница: 09:00-20:00 Суббота-воскресенье: 11:00-17:00

Спасатели кричат "SOS!"

18.08.2005, Четверг Просмотров: 2
Экипаж корабля "Георгий Козьмин", спасавшего батискаф АС-28, возмущен уголовным делом в отношении своего командира.

Продолжается расследование инцидента с батискафом АС-28 в бухте Березовой на Камчатке. Накануне стало известно, что прокуратура Тихоокеанского флота возбудила уголовное дело по статье "халатность" в отношении командира военного аварийно-спасательного судна "Георгий Козьмин" Виктора Новикова. Капитана подозревают в том, что из-за его непрофессиональных действий был выведен из строя подводный необитаемый аппарат "Веном", который мог провести операцию по спасению батискафа без привлечения иностранных спасателей. Корреспондент "НИ" в Петропавловске отправилась на военный корабль "Георгий Козьмин", чтобы выяснить, как сами моряки восприняли это известие.

Судно "Георгий Козьмин" пришвартовано на пирсе "Адас" рядом с торговым портом. Путь к нему лежит по разбитой дороге проселочного типа. Вся она - сплошь огромные ямы, после недавних дождей наполненные грязной водой. По дороге водитель такси объясняет: "Я часто сюда езжу - моряки вызывают, когда им надо по тревоге собраться. Говорят, раньше тут хотели и дорогу сделать, и сам причал расширить. Но кончились советские времена, и денег не стало. Теперь, наверно, уже не заасфальтируют".

Поднявшись на борт "Козьмина", вижу группу моряков. "Можно вам задать несколько вопросов по поводу уголовного дела?" Моряки оживляются: "А вы откуда? Сразу можете записать: экипаж возмущен! Мы все до одного считаем, что вины Виктора Николаевича в происшедшем нет. Мы и митинговать бы пошли, но нельзя - мы же спасатели, должны быть на боевом посту". Пока командир занят, меня приглашают в каюту пить чай. Моряки сразу предупреждают: "Будете писать на диктофон - ничего не скажем. И имена называть не нужно. Мы не боимся, но сами понимаете."

Офицеры категорически не согласны с тем, что дорогостоящий подводный аппарат был сломан по вине Новикова. "Тут виновата случайность. Даже англичане признали, что работать было крайне сложно из-за большой глубины и сильного течения. У них ведь тоже "Скорпио" сломался - пришлось поднимать его наверх, чтобы быстро починить".

Отметают на "Козьмине" и обвинения в непрофессионализме операторов "Венома": "С этим подводным аппаратом, который, кстати, по своим техническим данным ничем не уступает "Скорпио", у нас работает расчет из пяти человек. Да, один из них был в отпуске, но остальные находились на месте. Другое дело, что у государства после "Курска" нашлись деньги на покупку "Венома", а на обучение операторов - нет".

Извечная российская экономия на людях - вот одна из причин поломки аппарата, считают спасатели. "Управлять "Веномом" сложно, это почти самолет, - объясняет один из офицеров. - В Шотландии, где их производят, есть центр подготовки специалистов. Но наших вообще никуда не посылали. Пришлось осваивать "Веном" самостоятельно, буквально с инструкцией в руках. Генералы уже начали врать, что инструкция полностью переведена: часть ее была на английском. И все равно, у нас хорошие специалисты. Тот же самый расчет во время спасения батискафа управлял подводным аппаратом "Тайгер", который делал подводную съемку АС-28. Они его первый раз в глаза видели - и блестяще справились! Без съемок "Тайгера" англичане ничего не смогли бы сделать".

Не использовать "Веном" командир тоже не мог, утверждают на корабле. "Россия подписала международную конвенцию о спасении людей. Если идет речь о человеческих жизнях, любой капитан, военный или гражданский, по этой конвенции обязан использовать все силы и средства. Даже если бы у нас была старая дырявая шлюпка, мы и на ней обязаны были попытаться спасти экипаж".

Виктор Новиков служит на "Георгии Козьмине" с 1994 года. Сначала был старпомом, с 98-го - командир. Корабль знает как свои пять пальцев, знает его возможности и специфику работы. Самому "Козьмину" пошел уже 26-й год, но экипаж поддерживает корабль в отличном состоянии и в любой момент готов выйти в море. "Нам другого командира не надо, - говорят моряки. - Виктор Николаевич не только профессионал с большой буквы, но и замечательный человек. С ним работать легко и приятно".

Заходит сам командир. Невысокий сильный мужчина 45 лет, офицерские усы, густая седина. Взгляд голубых глаз грустный, но не озлобленный. Улыбаясь, присаживается рядом. "Понимаете, пока идет следствие, я не имею права сообщать вам подробности. Поэтому не задавайте вопросов по делу - не отвечу". У Виктора Новикова жена и двое детей. Дочь учится в институте на материке, а сын в средней школе Петропавловска. Спрашиваю, как семья перенесла известие об уголовном деле.

"Лучше не вспоминать, - вздыхает Виктор Николаевич. - Некоторые "компетентные" журналисты объявили, что мне предъявлено обвинение. Не предъявлено - я являюсь подозреваемым, а не обвиняемым. У меня дома до сих пор что творится! Соседи звонят, сочувствуют. А как я себя должен чувствовать? Ведь меня на всю страну объявили непрофессионалом, как я теперь людей в море поведу?"

Еще я спрашивала моряков о спасенных подводниках. Один из моих собеседников рассказал, что первый из членов экипажа АС-28, конструктор ЦКБ "Лазурит" Геннадий Болонин уже выписался из госпиталя. "В пятницу был у нас на борту. Вот так же с ним чай пили. Говорит, не поедет вместе с подводниками в подмосковный санаторий. Он и так на материке живет, по дому соскучился, к своим полетит. Остальные чувствуют себя хорошо. Но я думаю, шок наступит позднее. Мне кажется, они еще не до конца осознали, что произошло. Сейчас все как один готовы опять под воду. Но я не удивлюсь, если потом кто-то из них, перед самым спуском, скажет: "Все, не могу". Знаете, как это бывает: люди после автокатастрофы не могут сесть за руль. А тут такая психологическая травма! Дай бог, чтобы потом не аукнулось".

http://www.podrobnosti.ua