Москва, Ломоносовский проспект, д.4, корпус 1
+7 (499) 500 96 69
Понедельник-пятница: 09:00-20:00 Суббота-воскресенье: 11:00-17:00

По следу Тура

04.05.2006, Четверг Просмотров: 97
Внук Тура Хейердала решил повторить путь деда, пересекшего в середине прошлого века на плоту Тихий океан
В 1947 году норвежский ученый Тур Хейердал с пятью спутниками пересек Тихий океан на самодельном плоту под названием "Кон-Тики". Путешественники хотели доказать, что в древности южноамериканские индейцы могли добираться до далеких полинезийских островов. Спустя почти шестьдесят лет внук великого исследователя Олаф Хейердал вознамерился вновь пройти легендарным маршрутом на плоту "Тангароа". 28 апреля молодой путешественник и его команда планировали выйти из порта перуанского города Кальяло. Мореплаватели намерены за три месяца преодолеть пять тысяч морских миль и доплыть до острова Таити. За несколько дней до старта экспедиции Олаф Хейердал дал интервью "Итогам".

- Олаф, зачем вы решили повторить путешествие вашего деда?

- Мой дед пересек Тихий океан, чтобы доказать научному сообществу, что Полинезия была в древности заселена жителями Южной Америки. А попали они туда, по мнению деда, на плотах той же конструкции, что и "Кон-Тики". Мы пройдем на плоту, тоже собранном по "рецептам" индейцев, по тем же маршрутам, чтобы окончательно стало ясно: да, так действительно могло быть. Мы хотим подтвердить гипотезу моего деда, согласно которой индейцы плавали на управляемых плотах, и одновременно восстановить древнюю технику мореплавания. Может быть, не все об этом знают, но во время экспедиции 1947 года у команды возникли определенные сложности с управлением "Кон-Тики". И уже после того перехода дед смог установить, что плоты южноамериканских индейцев были оснащены системой управления - guara. Выглядело это так: между стволами деревьев, из которых собран плот, располагалось несколько килей, а в центре - один большой. В зависимости от выбранного угла изменялось и направление движения судна. При умелом обращении плот мог даже плыть против течения - конечно же, в том случае, если был оснащен парусом. Благодаря некоторым новым деталям в системе управления плотом, ранее неизвестным, мы сделали более точную копию плавсредства древних мореплавателей.

- Ставите ли вы перед собой какие-либо научные цели?

- Честно говоря, изначально я в меньшей степени интересовался научными исследованиями и рассматривал предстоящее путешествие главным образом как хорошее приключение. Но когда ученые узнали, куда мы отправляемся, нас очень быстро нагрузили разного рода пробирками для забора проб воды. Так что теперь можно сказать, что у нашей экспедиции есть еще одна цель - понять, как поменялся океан за последние десятилетия. Совершенно точно известно, что возросло количество штормов, изменилось направление некоторых океанических течений. Я беру с собой бортовой журнал и дневники деда, в которых он и члены его команды делали чертежи, зарисовки, отмечали будничные эпизоды, описывали увиденные объекты, явления. Мы обязательно сделаем сравнительный анализ того, что изменилось в океане за шестьдесят лет.
- А что за команда у вас подобралась? И есть ли в ней ученые?

- Конечно! Например, Дэг Оппен-Бернтсен - специалист в области морской и молекулярной биологии. Он будет работать над темой с красивым названием "Влияние загрязнения океана на репродуктивные способности морских животных и водорослей". Ну что же - поможем науке! А вообще я подбирал людей, которые способны делать разные вещи, то есть мастеров на все руки. В результате помимо Дэга в этом безумном предприятии примут участие Торгейр Сейверад Хиграфф, журналист и сотрудник музея "Кон-Тики" в Осло, швед Андерс Берг, оператор, и Инге Мелой, который возьмет на себя обязанности штурмана. Есть еще одно вакантное место, перед самым отплытием его займет кто-то из кандидатов. Общаться во время плавания мы будем по-английски. Кстати, еще с нами поплывет попугай.

- Похоже, что из всех членов команды меньше всего обязанностей будет у попугая и у вас?

- Нет, что вы! В зону моей личной ответственности входят ремонт плота, какие-то срочные изменения в конструкции, если того потребуют обстоятельства, а также подводная съемка. Мне представится уникальный шанс поплавать под водой среди акул, китов, вдали от цивилизации. К тому же раз в две недели я буду делать заборы воды на разных глубинах. Вообще-то по призванию я плотник и неплохо в этом деле разбираюсь. Мне чрезвычайно любопытно, как поведет себя наша посудина в океанских условиях
Что для вас было самым интересным в процессе подготовки экспедиции?

- Прежде всего само строительство плота, от которого будет зависеть наша жизнь на протяжении всего путешествия. Мы столкнулись с некоторыми сложностями, из-за которых дважды переносили старт экспедиции. Так, сперва не могли найти подходящие по размеру стволы бальзовых деревьев, длина которых должна составлять не меньше пятнадцати метров, а диаметр - около метра. По предварительным расчетам, нам требовалось одиннадцать основных деревьев и еще несколько более мелких для возведения кабины, мачты и прочих деталей плота. Мы очень хотели заготовить деревья в той же местности, где брал их мой дед в 1947 году. Однако тропический лес в этом районе уже не такой густой из-за того, что близлежащая река высохла. В результате мы купили бальзовое дерево на плантации. После того как вопрос со стройматериалами был решен, мы узнали, что есть человек по имени Фернандо Касаретто, которого считают крестным отцом перуанского плотостроения. Моряки рассказывали нам, что он до сих пор хранит древние секреты и никто лучше его не знает, как построить надежное судно для плавания в океане. Нам, естественно, хотелось как можно точнее воссоздать детали южноамериканского плота. Поэтому еще некоторое время ушло на то, чтобы установить связь с Фернандо, и, к счастью, он любезно согласился поучаствовать в нашем проекте. Еще одна задержка была связана с тем, что ключевые спонсоры нашей экспедиции решили поддержать жертв цунами в Юго-Восточной Азии. Мы с большим уважением отнеслись к этому решению и, конечно же, перенесли плавание.

- Но вот после всех задержек и проволочек плот был готов. Почему же вы назвали его не "Кон-Тики II", а "Тангароа"?

- Тангароа - полинезийский бог морской стихии. А в остальном плот - точная копия того, что был спущен на воду в 1947 году. И размеры те же: 16 метров в длину и 8 метров в ширину. Правда, некоторые отличия все же есть. Мы возьмем с собой солнечные батареи, которые будут служить источником питания для компьютера и спутникового телефона: мы собираемся передавать изображение на берег и сможем пользоваться Интернетом посреди океана.
Не намерены ли вы сжечь ваш плот по окончании экспедиции, как это сделал Тур Хейердал с одним из своих судов - "Тигрисом"? Так ваш дед выразил свой протест против милитаризации Мирового океана...

- У нас была мысль совершить нечто подобное, выступив против загрязнения океана. Но, я думаю, мы ограничимся исследованиями, а потом при удачном исходе плавания отдадим наш плот на хранение в музей города Ларвик, где вырос мой дед. Как показала практика, людям очень интересны такие экспонаты. Ведь на "Кон-Тики", который стоит в музее в Осло, уже пришли посмотреть более 70 миллионов человек.

- Чему вы посвятили последние дни перед стартом?

- Работы было хоть отбавляй. Трудились каждый день до позднего вечера, иногда до полуночи. В последние дни, правда, позволили себе три выходных. Я замечательно провел время! Представьте себе: один отправился в джунгли Амазонки. Жил, как индеец, ловил пираний и готовил их себе на ужин. А еще у меня был маленький крокодильчик, который делил со мной трапезу. Эту невероятную поездку я никогда не забуду!

- Океан вас не страшит?

- Да, путешествие может оказаться очень рискованным. Но чувство опасности только прибавляет нам энергии. Мы собираемся совершить плавание без чьей-либо помощи. Если вдруг случится что-нибудь серьезное, то подмога придет к нам не раньше чем через несколько дней. Но я уверен, что мы продержимся необходимое время. К тому же у нас будет с собой предоставленное норвежским морским флотом спасательное оборудование, и, я думаю, у нас найдется повод его испытать. Экспедиция на "Кон-Тики" продолжалась 101 день. В нашей команде более опытные морские путешественники, чем те, что были в экипаже деда. Ему, кстати, на момент начала экспедиции исполнилось 33 года, а мне сейчас 29, но я много времени провожу в океане, поэтому рассчитываю, что мы сможем посоревноваться и пройти маршрут немного быстрее - примерно за 80-90 дней. Мы дойдем до Таити, покружим между многочисленными рифами и островами. Ведь, согласитесь, одно дело - пройти маршрут с небольшими изменениями в направлении и совсем другое - поманеврировать, чтобы проверить, как работает система guara.

Кто остается вас ждать на берегу?

- Семья и друзья. Мама по-настоящему беспокоится за меня, впрочем, как и все матери за своих детей. Женой или подружкой я пока не обзавелся. Некогда - слишком много времени провожу в путешествиях.

Источник: http://www.itogi.ru