Москва, Ломоносовский проспект, д.4, корпус 1
+7 (499) 500 96 69
Понедельник-пятница: 09:00-20:00 Суббота-воскресенье: 11:00-17:00

Тайны советского "Титаника"

01.09.2006, Пятница Просмотров: 84
Тайны советского "Титаника"
20 лет назад произошла одна из самых страшных морских катастроф в истории СССР — теплоход «Пётр Васёв» протаранил и пустил ко дну лайнер «Адмирал Нахимов».

ЕГО гибель до сих пор хранит немало тайн и загадок. Так считает Николай КОПТЮХ, автор книги об «Адмирале Нахимове».

А КАК всё замечательно начиналось в тот южный летний вечер 31 августа 1986 г.! В 22.00 «Адмирал Нахимов» отошёл от 34-го причала морского вокзала в Новороссийске. На борту — более 900 пассажиров из разных городов СССР, совершающих круиз Одесса — Ялта — Новороссийск — Сочи — Батуми — Одесса, и 346 членов экипажа. Настроение у всех было приподнятое. Единственное, что несколько портило «культурный отдых», — полное отсутствие в барах и ресторанах «Нахимова» спиртных напитков. На дворе стоял второй год горбачёвской антиалкогольной кампании.

«Не паникуйте, штурман»
22.20. «Пётр Васёв», идущий с грузом ячменя из Канады, приближался к границе зоны, регулированием движения судов в которой занимался дежурный лоцман Новороссийского порта. По существующим международным правилам судовождения «Нахимов» должен пропустить «Васёва», но дежурный лоцман порекомендовал поступить наоборот. Капитаны обоих судов с ним согласились.

22.47. Капитан «Нахимова» Вадим Марков дал указание изменить курс (слегка повернуть в сторону моря) и покинул мостик. За него остался вахтенный штурман А. Чудновский. «Пётр Васёв» тоже изменил курс, только в сторону порта. В отличие от своего коллеги капитан теплохода Виктор Ткаченко в это время был на мостике. Он как раз включил систему автоматической радиолокационной прокладки курса (САРП) и сосредоточился на её экране.

23.05. Штурман Чудновский (позднее его тело будет найдено водолазами на дне в закрытой изнутри каюте) связался с «Васёвым» по УКВ-связи и получил подтверждение: «Да, мы вас пропускаем». Однако суда продолжали угрожающе сближаться. С мостика «Нахимова» уже были хорошо видны рубка теплохода и его острый нос. С «Васёва» тоже была прекрасно видна ярко освещённая палуба лайнера, но капитан Ткаченко продолжал смотреть на экран САРПа, а не на море. На тревожные замечания подчинённого об опасном сближении он ответил: «Не паникуйте, штурман. Прибор показывает красивое расхождение!»

23.09. «Нахимов» отвернул влево сперва на 5 градусов, ещё на столько же, ещё на 10 в тщетной попытке избежать столкновения. Только тогда капитан «Васёва» отдал приказ «Полный назад!», но было поздно.

23.12 При скорости 5 узлов (8 км/ч) нос теплохода врезался в борт пассажирского лайнера почти под прямым углом. В пробоину площадью 90 квадратных метров хлынули воды Чёрного моря. Капитан послал четырёх человек осмотреть пробоину. Назад никто не вернулся…

«Жалею, что не погиб»
ВЫЖИВШИЕ в катастрофе потом вспоминали, что удар почувствовали едва ли не все. Почти сразу же погас свет. Люди повели себя по-разному. Одни впали в панику. Те же, кто смотрел в судовом кинотеатре фильм, даже вернулись на свои места, когда зажглось аварийное освещение. Кстати, дизель-генератор ценой собственной жизни включил электромеханик Виктор Белан.

Из спасательных средств на «Нахимове» были шлюпки, спасжилеты и круги. Но лайнер затонул за 7–8 минут, и на воду успели спустить лишь одну лодку. Как пользоваться жилетами, пассажиры не знали. Многие надевали их неправильно и в воде переворачивались вниз головой. Спасательные круги, по воспоминаниям выживших, были намертво привязаны металлическими тросами. Ответственный за безопасность старший пассажирский помощник капитана Просвирнин (он же секретарь парторганизации лайнера) покинул тонущий корабль одним из первых. Капитан тоже не слишком задержался на «Нахимове». Позднее он скажет: «Я жалею, что не погиб вместе с судном».

Очень скоро палуба накренилась на 40 градусов. Люди скатывались по ней вниз, ударяясь о надстройки и ограждения. На тех, кто вынырнул из воды после падения с десятиметровой высоты, сверху падали стулья, бочки, судовые механизмы. Вдобавок к этому в воду вылился мазут.

Но хуже всего пришлось тем, кто находился на нижних палубах. Многие из них погибли в тесных коридорах и на узких трапах «Адмирала Нахимова», на которых не могли разойтись два человека. Те, кто хочет хотя бы приблизительно представить весь ужас ситуации, пусть мысленно развернут собственную квартиру на 60 с лишним градусов (именно при таком крене затонул лайнер) и попытаются добраться до входной двери…

Дождаться генерала и… утонуть
В СПАСАТЕЛЬНЫХ работах принимали участие не менее 60 плавсредств: рейдовые катера, буксиры, пограничные корабли, рейсовая «Комета». А курсанты Новороссийского военно-морского училища вообще пришли на вёсельных шлюпках. С рассветом к поискам подключилась авиация. К 6 утра был зарегистрирован 801 спасённый. Последний, 836-й, был обнаружен с воздуха лишь к 18.00 далеко в море. Спасённых развозили по городским больницам и гостиницам, тела погибших доставляли на 15-й причал Новороссийского порта. Всего на поверхности моря подобрали 79 трупов.

Под водой на 47-метровой глубине в это время работали водолазы. Большое скопление погибших было обнаружено на прогулочной палубе «Адмирала Нахимова». Она была застеклена и стала смертельной ловушкой для большинства из тех, кто на ней оказался. Из недр парохода было извлечено 279 разбухших утопленников. Тела 65 человек так и не нашли. За время операции по спасению погибли два военных водолаза — Юрий Полищук и Сергей Шардаков.

Для выяснения причин катастрофы (в СССР её на официальном уровне стыдливо именовали «аварией») в Новороссийск прибыл член политбюро ЦК КПСС Гейдар Алиев. Он был назначен председателем правительственной комиссии по расследованию. Ей предстояло ответить на вопрос, почему при хорошей видимости и спокойном море столкнулись корабли, капитаны которых находились в трезвом уме и твёрдой памяти.

Главной причиной катастрофы было почти сразу названо «преступно-халатное отношение к своим обязанностям капитанов обоих судов». Позднее во время судебного процесса (оба капитана получили по 15 лет, но через 5 лет были помилованы) её подтвердил и капитан Ткаченко: «Основная причина в том, что я согласился уступить дорогу пароходу, но своё обязательство не выполнил». Но были и другие причины.

Каюты на нижних палубах «Нахимова» не имели вентиляции. Чтобы пассажиры не задохнулись, иллюминаторы были открыты и зафиксированы в таком положении. Когда пароход начал заваливаться на борт, через эти отверстия полилась вода, ускорив и без того близкую гибель.

По советским правилам морской безопасности «Нахимов» имел право брать на борт не более 600 пассажиров. О том, что он регулярно перевозил по 900 туристов, в Черноморском пароходстве знали, но в погоне за «планом» — так в СССР тогда называли прибыль — закрывали на это глаза.

Теоретически «Нахимов» вообще не должен был встретиться с «Васёвым» в тот роковой вечер. Но теплоход шёл в Новороссийск с суточным опережением графика, чтобы команда получила премию. А лайнер, наоборот, вскоре после выхода из порта был остановлен — ожидал, пока на борт поднимутся начальник УКГБ по Одесской области генерал Крикунов и его семья. Он догнал «Нахимова» на катере и погиб вместе с женой, дочерью и внуком.
Источник: http://www.vlasti.net