Москва, Ломоносовский проспект, д.4, корпус 1
+7 (499) 500 96 69
Понедельник-пятница: 09:00-20:00 Суббота-воскресенье: 11:00-17:00

<b>Горючий Голландец Госкомпания перевозит морские грузы с риском для жизни моряков</b>

26.05.2005, Четверг Просмотров: 105
Очередной инцидент, который произошел на борту российского танкера Tropic Brilliance, едва не повлек за собой экологическую катастрофу. От сильных ожогов пострадал человек. Руководство «Совкомфлота» факт происшедшего отрицает.

Танкер, принадлежащий крупнейшему отечественному пароходству «Совкомфлот», шел из Сингапура в столицу Объединенных Арабских Эмиратов Дубаи за грузом нефти. 10 апреля около двух часов дня, когда судно проходило мимо порта Пенанг, расположенного на полуострове Малакка в акватории Малайзии, начался пожар, последствия которого могли быть катастрофическими. Моряки боролись с огнем около часа, и, увы, не обошлось без жертв — пятидесятипятилетний Михаил Овчарук получил сильнейшие ожоги более семидесяти процентов кожного покрова. Чтобы спасти матросу жизнь, капитану Tropic Brilliance пришлось обращаться за помощью к властям малазийского порта. Когда катер спасателей подошел к российскому танкеру, выяснилось, что перепад высоты между палубами судов достигает размеров стандартной пятиэтажки, что делало швартовку практически невозможной. В итоге наши люди, как всегда, продемонстрировали недюжинную изобретательность: пострадавшего моряка спустили с помощью лебедки.
Михаил Овчарук оказался в госпитале Пенанга, где ему была сделана операция, длившаяся около четырех часов. На сегодняшний день, по оценкам врачей, его состояние оценивается как стабильное. «Несмотря на серьезные ожоги, русский моряк находился в сознании, когда мы доставили его на берег», — заявил журналистам офицер спасательной службы порта Пенанг Сарджан Мохд Хусейн.
Танкеру с романтическим названием, которое можно перевести, как «Тропический блеск», уже удалось «блеснуть» перед всем мировым сообществом около полугода назад. 6 ноября 2004 года корабль не просто сел на мель при маневрировании в Суэцком канале, но фактически перегородил его. Ситуацию серьезно осложняло то, что в трюмах находилось 142 500 тонн сырой нефти. Движение по крупнейшей транспортной артерии, соединяющей Красное и Средиземное моря, было остановлено на целых два дня. Разблокирования канала ожидали сотни проходящих по нему судов. Так что помимо прямых финансовых потерь компании был нанесен серьезный репутационный ущерб. Многие крупные нефтяные холдинги вполне могли бы в дальнейшем приостановить фрахт остальных судов «Совкомфлота», а страховщики — повысить страховые премии.
Оба инцидента с танкером Tropic Brilliance произошли на фоне нарастающей волны критики в адрес российских государственных компаний, осуществляющих поставки нефти на внешний рынок. В частности, недоброжелателям представился еще один прекрасный повод упрекнуть Россию в непростительной «экологической беспечности».
Если в первом случае представители «Совкомфлота» пытались ситуацию хоть как-то комментировать, то во втором — замалчивают сам факт возгорания. «Максимум» информации представил журналистам представитель интересов Tropic Brilliance в Малайзии Харил Хафизи, который сообщил, что о причинах пожара ничего сказать не может. В свою очередь, советник директора «Совкомфлота» по связям с общественностью Андрей Кечашин был еще красноречивее и сообщил агентству Sea News, что информация о пожаре на танкере «не соответствует действительности и танкер следует по своему маршруту без происшествий».
Причиной пожара в качестве одной из версий вполне мог стать текущий ремонт, проводившийся без захода в порт, например сварочные работы. Вообще-то ремонт «на ходу» — практика достаточно распространенная. Ремонт в порту стоит дорого. К тому же судовладелец теряет деньги еще и из-за невозможности перевозить грузы во время такого ремонта. Совсем другое дело, если руководство компании ради лишней прибыли рискует жизнями моряков.
Согласитесь, возможная «экономия» была бы по крайней мере объяснимой в том случае, если Tropic Brilliance принадлежал бы мелкому пароходству или частному лицу. Но владельцем судна является крупнейшая в России судоходная компания «Совкомфлот» — флагман среди отечественных судовладельцев. Компания, которая демонстрирует неплохие финансовые результаты — консолидированная выручка «Совкомфлота» за 2003 г. составила $372 млн, а чистая прибыль — $186 млн. По нашей информации, ОАО «Совкомфлот» располагает сегодня 54 судами общим водоизмещением в 3,9 млн т. Эти суда принадлежат 54 офшорным компаниям (по принципу «одно судно — одна компания»), владеют которыми либерийские «внучки» «Совкомфлота» — Fiona Trust & Holding Corporation (43 танкера) и Sovkomflot Bulk Shipping (11 сухогрузов и два пассажирских лайнера). Иными словами, формально на 100% государственный перевозчик де-факто осуществляет свою деятельность под флагами других государств.
Надо сказать, что череда неудач в некогда самой безопасной судоходной компании России началась осенью с приходом в нее бывшего крупного чиновника Сергея Франка. До весны 2004 года он возглавлял федеральное Министерство транспорта. Но в новом правительстве места для чиновника не нашлось. Тогда, как утверждают источники «Новой», Франк решил оказать услугу премьер-министру России Михаилу Фрадкову. Сын премьера Петр Фрадков получил должность заместителя гендиректора Дальневосточного морского пароходства. Предположим, что здесь не обошлось без обширных связей Сергея Франка, которого, видимо, в знак благодарности глава кабинета назначил руководителем крупнейшего пароходства страны.
И теперь «Тропический блеск» продолжает бороздить просторы мирового океана не только с опасным грузом, но и с репутацией «Летучего голландца».

Максим КАЧНОВ

http://2005.novayagazeta.ru